Общие вопросы

+7 (727) 355-15-26

info@rybprom.kz

Официальный дистрибьютер по Казахстану

+7 (727) 331-13-79

sale@aquafoodtrade.kz

ул. Жарокова, 272Б

Карта проезда

Переработка и экспорт рыбы - проблемы и решения

Казахстанская компания «Рыбпром» – лидер рыбной отрасли страны – постоянно поднимает в обществе актуальные проблемы рынка. В предыдущих публикациях мы говорили о перспективах развития аквакультуры (выращивание товарной рыбы), вопросах потребления рыбы и ситуации на внутреннем рынке. Между тем проблемы переработки и экспорта рыбной продукции сегодня стоят особенно остро. Об этом наша беседа с председателем совета стратегического развития компании «Рыбпром» Сунгатом Батырбековым.

Сунгат, как сейчас обстоят дела с экспортом казахстанской рыбы? Востребована ли она за рубежом?

– Экспорт является основным, определяющим источником дохода всей рыбной отрасли в целом. Если мы говорим о перспективах рыбного хозяйства страны, то это, безусловно, аквакультура как мировая тенденция, как альтернатива рыболовству в естественных водоемах. Но если смотреть на экономические основы отрасли в стране, то пока ничто не может составить конкуренцию экспорту, потому что внутреннее потребление рыбы в финансовом смысле до сих пор остается ничтожно малым.

Получает ли столь важное направление отрасли государственную поддержку? Власть, и законодательная, и исполнительная, всегда подчеркивает важность развития экспорта, стимулирования его механизмов. Но, к сожалению, в реальности участники рынка сталкиваются с определенными проблемами, которые не дают развить потенциал экспорта.

Рассмотрим предысторию вопроса. Надо сказать, что в СССР только три республики имели свои профильные министерства рыбного хозяйства: РСФСР, Украинская ССР и Казахская ССР. Это являлось признанием того, что потенциал рыбной отрасли нашей страны был значительным, а все внутренние водоемы на территории Казахстана имели большое народнохозяйственное значение.

Важно понимать, что нынешняя ихтиофауна морей, озер и рек Казахстана является в большей степени продуктом вмешательства человека в 30–40-х годах прошлого столетия. То есть зарыбление внутренних водоемов осуществлялось с целью получения наибольшего экономического эффекта от их эксплуатации. Конечно, прижились и развились только наиболее адаптируемые виды (карповые и окунёвые). Многие, например, сиговые и осетровые не получили массового распространения. Некоторые, например сом и змееголов в Или-Балхашском бассейне, прижились и, соответственно, расплодились совершенно случайно.

При плановой экономике в советский период не особенно обращали внимание на экспортный потенциал пресноводной рыбы. Всех интересовал рост объемов добычи, и переработка была ориентирована на внутреннего покупателя. Причем некоторые виды производства были абсолютно нерентабельны. С приходом новых форм хозяйствования встал вопрос, какой именно продукт казахстанского рыбного промысла может пользоваться успехом на внешних рынках. И в начале 90-х годов прошлого столетия решение было найдено – экспорт судака. Дело в том, что в некоторых странах Европы на эту рыбу имеется достаточно высокий и устойчивый спрос. Судак является традиционным блюдом, которое готовят на определенные праздники, например на Пасху, Рождество. Кроме того, белое нежирное мясо судака является отличным диетическим продуктом для организации здорового питания, количество приверженцев которого значительно выросло за последние 20–30 лет. Он востребован в Западной и Северной Европе, в частности в Германии, Франции, Австрии, Скандинавских странах и в ряде других государств, где развита культура потребления пресноводной рыбы наряду с океанической. Однако внутренние водоемы Европы не позволяют добывать достаточное количество судака.

Вначале на рынок Европы успешно вышла Россия, потом Украина, а после них со своим продуктом к странам-экспортерам присоединился и Казахстан. Благодаря ориентации на экспорт подтянулись до мировых стандартов отечественная нормативная база, система государственного управления отраслью, система сертификации предприятий и мониторинга качества производства и продукции. Так была заложена основа для экспорта рыбы из Казахстана. Я считаю большой удачей, что у нас есть такая рыба, как судак, который в 90-х годах вывел всю экономику рыбной отрасли на высокий уровень, обеспечив неплохой доход. Не будь в свое время такого хорошего денежного притока от экспорта судака, рыбное хозяйство Казахстана не смогло бы получить развития. Конечно, в свое время таким локомотивом были также осетровые и икра осетровых на Западе Казахстана. Но в связи с катастрофическим падением запасов каспийских осетровых и с введением моратория на изъятие этих видов экспорт осетровых и черной икры потерял свою актуальность как экономическая база отрасли.

– А какие предприятия стояли у истоков экспортной отрасли?

– В начале 90-х годов игроков было немного, это крупные комплексы, которые работали еще со времен СССР, например «Балхашбалык» и «Атыраубалык». Позже они акционировались и уже с участием частного капитала начали заниматься развитием наиболее перспективных направлений. Появились новые предприятия, в частности наша компания «Рыбпром», которая в 2000 году также успешно прошла сертификацию и получила свой еврономер на право экспорта продукции в страны Европейского союза.

Понятно, что со временем, по мере увеличения количества игроков на рынке и роста конкуренции, получить доступ к сырью (рыбе на водоемах) становилось все труднее. Однако каждое предприятие нуждается в том, чтобы иметь возможность приобретать доступное сырье по нормальным ценам с целью обеспечить загрузку своих предприятий. К сожалению, в этом вопросе не обошлось без проблем, главная из которых – стихийность формирования рынка сырья и непродуманное открытие новых мощностей по переработке без четкой производственной программы и ориентированных в основном на судака. Это привело к тому, что сегодня мощности переработки значительно превышают объемы вылавливаемой рыбы в стране. Отсюда рост цен на основные виды добываемого сырья, высокая себестоимость конечной продукции, нестабильность поставок и ненадлежащее выполнение заказов.

Кстати, нестабильность поставок продукции и турбулентность цен на рыбу из России, Украины и Казахстана уже повлияли на то, что предприятия ресторанного и торгового бизнеса Западной Европы все чаще и чаще отказываются от наших продуктов в своей линейке. Все предпочитают иметь дело с более или менее прогнозируемыми объемами и ценами. Так, например, вьетнамский пангасиус, африканский сом, юго-восточная тиляпия и другие виды искусственно
выращенной пресноводной рыбы уже захватили часть рынка в Европе. Многие страны далеко продвинулись в вопросах искусственного выращивания товарного судака. Чтобы в этой конкурентной борьбе сохранить свои экспортные позиции, Казахстану необходимо обратить внимание на научное обеспечение промысла и переработки, трансферт технологий и производство других видов экспортной продукции.

– Что означает «научное обеспечение промысла и переработки»?

– Это означает большую научную работу по вопросам зарыбления, промысла, восполнения и регулирования запасов. Например, после того, как водоемы Казахстана были зарыблены судаком, произошел взрыв популяции. Большие запасы рыбы и слабый промысел привели к тому, что у судака появилось и развилось кожное заболевание, которое быстро распространилось, и эту рыбу некоторое время признавали непригодной в пищу. Судака даже изымали из водоемов и просто закапывали, так как не было сбыта. Только в начале 90-х годов казахстанский судак, с началом его интенсивной добычи, вернул утраченную репутацию. Это демонстрирует, как важно регулировать объемы промысла и следить за здоровьем популяции.

У нас есть специальный отраслевой научно-исследовательский институт – Казахский институт рыбного хозяйства. Именно от качественной работы этой структуры во многом зависят вопросы расчета и утверждения квот на промысел, определение промысловых мер, времени запрета на нерест, определение мест для естественного воспроизводства и т. д. Нужны точность замеров и объективный подход к определению квот на вылов.

Вспомним ситуацию, когда в Зайсан-Иртышском бассейне шел рост популяции раков. Долгое время рыбакам, несмотря на их обращения, не давали квоты на вылов или давали их очень ограниченно. Это при- вело к тому, что раки вымерли за один сезон вследствие эпизоотии рачьей чумы, а теперь потребуется несколько лет на восстановление популяции. Сейчас то же самое происходит со змееголовом на Балхаше и Капшагае. Змееголов стремительно наращивает численность и распространяется все шире по Казахстану, а лимиты на него смешные. На наш взгляд, наблюдается его недоизъятие из водоемов. Нужно срочно увеличивать квоты на его отлов, чтобы сократить количество популяции, пока это не оказало пагубного влияния на экосистемы водоемов.

Наука, я имею в виду отраслевые НИИ, должна развернуться в сторону бизнеса, сотрудничать с ним, стать действительно прикладной, когда достигается баланс между экономикой и экологией. Задача трудная, но вполне выполнимая. Примеров в мировой практике предостаточно. Нам надо находить точки соприкосновения и вырабатывать совместные решения, для того чтобы двигаться дальше эволюционным путем. Бизнес может предоставить свои производственные площадки, средства, флот, участки, материалы, статистику и прочее для проведения качественных исследований и получения научных рекомендаций для последующего использования в своей работе.

– Что вы предлагаете, чтобы улучшить ситуацию на рынке?

– Мы, специалисты компании «Рыбпром», считаем, что сейчас нужно активнее использовать экспортный потенциал востребованных видов для притока денег в страну, параллельно развивая другие экспортные позиции. То есть экспорт необходимо диверсифицировать, заниматься, например, теми видами рыбы, которых у нас в Казахстане много, это лещ, карась, плотва. Несколько лет назад компания «Рыбпром» совместно с Европейским банком реконструкции и
развития (ЕБРР) осуществила проект по переработке леща в рыбную пасту, соусы и усилители вкуса.

Надо отметить, что такие виды продукции становятся все более востребованными. Например, российские предприятия активно перерабатывают рыбу тресковых пород (минтай) в сурими, которая является основой для производства крабовых палочек, производят аналоговую пищевую рыбную икру на основе использования природных компонентов. Перспективное направление, которое также развивается в России и других странах, – ферментативный гидролиз, ис- пользуемый в пищевой, фармацевтической и кормовой промышленности.

Надо не бояться экспериментировать и созидать. Так, в компании «Рыбпром» было внедрено производство рыбы в соусах и маринадах, когда в помощь хозяйкам продукт уже почищен, замаринован и готов к тепловой обработке. У нас есть разработки по новым методам вяления и сушки рыбы. Уже сегодня часть объема такой продукции мы отправляем на экспорт в Европу и ближнее зарубежье.

Однако мы заинтересованы в развитии отрасли в целом. Считаем, что должны быть созданы механизмы, которые позволят экспортерам стабильно развиваться и меньше зависеть от дотаций государства.

– Считаете ли вы оправданным получение предприятиями отрасли субсидий от государства?

– Уверен, что помощь государства – гранты на приобретение оборудования, налоговые льготы, субсидирование затрат на корма и т. п. – необходима для развития сегмента аквакультуры. Без субсидий механизм по искусственному выращиванию товарной рыбы не сможет сам раскрутиться.

Что касается переработки, то, в принципе, дотации в этом сегменте не нужны. Просто участникам рынка не хватает научных разработок для внедрения новых технологий производства. И нет достаточного доступа к сырью, о чем я уже упоминал. Если совместно решить эти проблемы, а именно наладить разумное определение и распределение квот на рыболовство и обеспечить промышленное использование современных технологий переработки, то отрасль поднимется и сама.

Наша компания – яркий пример того, как приходится стараться участнику рынка, чтобы поддержать уровень переработки и экспорта. Мы ловим рыбу во всех водоемах Казахстана – Балхаше, Зайсане, Капшагае, имеем свой рыболовный и транспортный флот. Часть сырья закупаем – с Аральского и Каспийского морей, часть импортируем, в том числе из России, Кыргызстана, стран дальнего зарубежья. Наша продукция сертифицирована по международным стандартам, имеет высокое качество, оцененное широким кругом потребителей не только в нашей стране, но и за рубежом. Нам есть где и над чем работать.

Продолжая тему о путях выхода отрасли из кризиса, хочу сказать, что диверсификация экспорта в сторону развития других видов рыбы – это, на наш взгляд, только один аспект проблемы. Второй момент, на который следует обратить внимание, – это необходимость сокращения объемов экспорта сырья в пользу увеличения экспорта готовой продукции.

И к этому вопросу надо подходить очень ответственно и аккуратно. Такие предприятия-переработчики, как наше, заинтересованы в том, чтобы основная масса сырья была переработана в готовую продукцию с максимальной глубиной обработки. Это филе и нарезки из рыбы, вяленая и копченая продукция, фаршевые изделия, рыбная мука, комбикорм для рыб. Основная добавочная стоимость должна оседать в Казахстане. Наши соотечественники должны иметь за счет этого рабочие места и получать заработную плату, а государство – налоги.

Вместе с тем существует категория экспортеров, которые отправляют на внешние рынки только сырье, не подвергая его никакой обработке, либо ограничиваясь заморозкой или сортировкой. В этом случае говорить о глубине переработки или добавочной стоимости не приходится. Если государство возьмется за регулирование этого вопроса, сокращая объемы экспорта сырья, то объемы переработки, несомненно, вырастут. Это будет разумный государственный подход, который практикуют все развитые страны мира. Максимальная переработка продукции должна производиться в Казахстане!

Мы не раз поднимали эти вопросы, и они касаются не только предприятий рыбной отрасли. Хватит быть сырьевой страной. Необходимо сделать квотирование на вывоз сырья, наиболее востребованного для нужд отечественной переработки, вводить для таких экспортеров ограничения на возврат НДС. Почему мы не можем использовать такие рычаги? Разве развитие и поддержка отечественного производства не является приоритетом экономической политики страны?

Я бы хотел отметить еще один, третий, путь. Чтобы рос экспорт полуфабрикатов и готовой продукции, можно предлагать нашим соседям перерабатывать у нас в Казахстане их сырье. Например, рыболовецкие предприятия Дальнего Востока России часть своей продукции отдают на переработку в приграничный Китай. Мы в Казахстане могли бы также предложить россиянам выгодные условия для переработки, тем более что экспортный маршрут в Европу все равно лежит вблизи наших границ. Но нужны государственные меры поддержки этой инициативы, о которой пока никто не задумывается. А ведь это хорошее поле для сотрудничества и развития перерабатывающих предприятий Казахстана.

– А будет это выгодно нашим соседям?

– Почему нет? К примеру, сейчас «Рыбпром» работает с российскими компаниями, у которых есть объемы сырья, но нет соответствующей переработки. Им с точки зрения логистики и стоимости выгодно перерабатывать сырье именно у нас. А для нашего предприятия это дополнительная возможность заработать, загрузить мощности завода.

Перспективное сотрудничество налаживается и с Узбекистаном. Узбекские компании в следующем году приступят к выращиванию у себя африканского сома на базе нашего корма AQUA ALLIANCE и с нашей технологической поддержкой. Мы гарантированно будем закупать их продукцию, перерабатывать на нашем заводе с тем, чтобы продавать либо в Казахстане, либо на внешних рынках. У узбеков нет таких современных предприятий, и страна в целом еще не сертифицирована на предмет соответствия требованиям ЕС. Хотя это вопрос времени.

То же самое касается и предприятий Кыргызстана, которым тоже выгодно перерабатывать у нас свою продукцию и продвигать ее на рынки РФ и других стран. Однако, чтобы привлечь такие контракты, на наш взгляд, необходимо продумать дополнительные механизмы благоприятствования. Например, отмену пошлин (где они есть) между нашими странами или снизить планку НДС при импорте для подобных сделок.

В условиях жесткого квотирования доступа к казахстанскому сырью этот путь сотрудничества с соседними странами и развитие рынка услуг становятся одними из способов диверсификации рыбоперерабатывающей отрасли Казахстана.

– Надеюсь, один из трех механизмов, о которых вы рассказали, вскоре будет внедрен в практику и рыбная отрасль Казахстана будет работать стабильно и прибыльно. Успехов!